Топ-100 Вне зоны действия сети. Почему мы добываем рыбы меньше, чем во времена СССР | Карьера и Бизнес
Главная » Рынок » Вне зоны действия сети. Почему мы добываем рыбы меньше, чем во времена СССР

Вне зоны действия сети. Почему мы добываем рыбы меньше, чем во времена СССР

После распада СССР Россия сохранила выход ко всем морям, но добывает вдвое меньше рыбы и морепродуктов. Почему так — неужели ресурсы вод истощились?

«АиФ» оценил рыбные богатства страны и то, как их колебания сказываются на разнообразии в магазинах.

Запасы и добыча

В 1980-е СССР занимал первую-вторую строку в мировом рейтинге рыбных держав, ежегодно добывая 10–11 млн тонн рыбы и других даров моря. Теперь РФ соревнуется за пятое-шестое место с Индией, Перу и США, однозначно пропуская вперед лидеров отрасли — Китай с Индонезией. В 2019 г. наши рыбаки добыли 5 млн тонн биоресурсов, в том числе 4,7 млн тонн рыбы. Результат этого года ожидается примерно таким же.

Статья по теме

Рыба ищет, где дороже. Почему дары наших морей уплывают в другие страны

Международное рыболовство, между тем, сделало за 30 лет большой шаг вперёд. Общемировой вылов вырос на 17%, до 84 млн тонн по итогам 2018 г. И попутно сократились ресурсы. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, в 2015 г. доля рыбных запасов, эксплуатировавшихся за пределами биологической устойчивости, достигла 33%. Среди нескольких районов, которые безудержная добыча угрожает оставить без рыбы, есть один и в пределах наших границ — Чёрное море. Но могли ли его проблемы резко уменьшить всероссийский улов? Оказывается, нет.

«В прошлом году Азово-Черноморский бассейн дал РФ только 1,5% добычи водных биоресурсов. Доля Балтики и Волжско-Каспийского бассейна тоже невелика, — сообщил руководитель департамента Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) Николай Антонов. — 14% нашей рыбы вылавливается на европейском севере. Главный вклад — 82% — вносит Дальний Восток». И при этом Охотское и Берингово моря как раз входят в число тех, чьи запасы самые устойчивые.

Посчитать рыбный запас, скрытый в толще воды, очень сложно. Ситуация постоянно меняется. Поэтому учёные ВНИРО регулярно прогнозируют лишь сырьевую базу рыболовства — сколько можно выловить в предстоящий год без ущерба для популяции. Прогноз для российских морей и бассейна Байкала на 2020 г. — 4,5 млн тонн. А общую биомассу можно назвать и вовсе приблизительно. Сегодня это в районе 45–50 млн тонн. Больше всего вылавливается минтая, сельди, лосося, трески — рыбы, чьи запасы наиболее велики (см. инфографику).

Рыбы меньше — цены выше

«Сырьевая база российского рыболовства стабильна, перелова не происходит. Но время от времени запасы отдельных видов падают. Так, в прогнозе на 2021 г. мы снизили на 27% рекомендуемый вылов азовской хамсы и на 17% — черноморского шпрота, — говорит эксперт ВНИРО. — Этой рыбы стало меньше из-за того, что повысилась солёность вод, где она обитает, и ухудшились условия для её размножения».

В 2020 г. на 23% меньше прогноза оказался вылов тихоокеанских лососей: летом на нерест в родные реки вернулось минимальное количество рыбы за последние 10 лет. Точного объяснения этому нет. Но, по мнению Антонова, причиной могло стать аномальное потепление воды в северной части Тихого океана. Из-за этого кормовая база лососёвых уменьшилась, и зимовку пережило меньше молоди, чем обычно.

Добыча лососёвых составила в этом году только 300 тыс. тонн. Это привело к повышению розничных цен в российских магазинах на красную рыбу, однако дефицита не возникло. «Меньше стало поступать в розницу самых редких и ценных видов — кижуча и нерки. На них повысился экспортный спрос. Но горбуши и кеты всё равно добыто больше, чем бывало 20 лет назад, когда среднегодовой улов составлял около 200 тыс. тонн, — свидетельствует исполнительный директор „Рыбного союза“ Сергей Гудков. — А цены растут не только из-за дефицита сырья, но из-за неэффективной логистики. На Дальнем Востоке не хватает рыбоперерабатывающих заводов, мало предприятий, выпускающих филе. В одном из магазинов на Сахалине два года назад я увидел ломтики горбуши от производителя… из Подмосковья. Через всю Россию эта рыба проехала дважды! И все транспортные затраты вошли в её цену. А если бы глубокая переработка рыбы производилась рядом с районами вылова, это значительно сократило бы расходы на перевозку. Понадобилось бы в два раза меньше вагонов, ведь половина массы рыбы приходится на голову с хвостом, хребет и потроха. А корень проблемы в том, что постоянно идёт наращивание экспорта. Совсем анекдотично, когда рыбные заводы в Мурманске покупают сырьё на Дальнем Востоке, так как львиная доля улова Баренцева моря продана в Европу и Китай».


Природу не обманешь. Какие виды рыб скоро останутся только в энциклопедии?
Подробнее

Где уловы будут расти

Убыль одних видов рыб компенсирует рост биомассы других. По оценке ВНИРО, в будущем году можно добыть на 37% больше сардины иваси, на 18% — тихоокеанской трески, на 12% — тихоокеанской сельди. А хамсу и шпрот, стаи которых уменьшились в Азовском и Черном морях, заменит каспийская килька. Природный катаклизм подорвал её популяцию в 1990-е гг. Но сегодня запасы восстановились, и на Каспий пришли рыбаки из Ростова-на-Дону, Крыма, Калининграда.

«Мы перегнали в Дагестан три судна и построили там два цеха по заморозке рыбы, — рассказывает председатель совета директоров группы компаний „За Родину“, входящей в „Рыбный союз“, Сергей Лютаревич. — Рост добычи кильки в России идёт вслед за импортозамещением на рынке шпрот. Если 6 лет назад наша страна выпускала только 20% от съедаемого количества этих консервов, то теперь — 90%, и исключительно из собственного сырья. На Балтике улов кильки уже увеличился в два раза. И Каспий теперь — главный ресурс роста. Особенно с учётом ситуации в Азово-Черноморском бассейне, где вместе с Россией добычу ведёт Украина, чьи рыбаки в погоне за прибылью мало прислушиваются к рекомендациям учёных. Килька на Чёрном море подчас всего по 4 см, хотя норма — 10–12 см. А на Каспии — хорошая, жирная».

По прогнозам Росрыболовства, в 2023–2025 гг. можно будет открыть и промышленный вылов омуля на Байкале. Добыча этой легендарной рыбы была остановлена несколько лет назад в связи с резким сокращением её численности. Но сейчас опасность миновала.


Почему Россия зарабатывает на рыбе меньше, чем Норвегия?
Подробнее

Океанские перспективы

«Сырьевую базу своих вод Россия использует на 80%. Не добывается только та рыба, чей лов нерентабелен и которая не подходит для переработки. Чтобы повысить вылов до советского уровня, нужно выходить в Мировой океан и зоны других стран, — считает Антонов. — Сейчас же вне своей юрисдикции РФ берёт только 20% ежегодного вылова». В 2019 г. за пределами своих вод мы добыли всю атлантическую сельдь, 90% скумбрии и 40% трески. Но эта рыба вылавливается по соглашению с Японией и Норвегией вблизи российских границ. В дальние океанские экспедиции уходят только суда, берущие у берегов Марокко сардину и сардинеллу.

«Основную часть уловов советские рыбаки добывали в международных водах. Цифры достигали миллионов тонн, — говорит президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников Герман Зверев. — Снижение этой добычи произошло из-за прекращения дотирования государством экспедиционного промысла в удалённых районах Мирового океана. Он в итоге остановился. Сегодня же в России ежегодно сокращается финансирование научных исследований, направленных на изучение состояния запасов рыбы в этих районах. При этом большая часть ресурсной базы находится в Тихом океане. В его южной части — ставрида, кальмар, криль, в северной — сайра. В сентябре 2020 г. была принята нацпрограмма развития Дальнего Востока до 2035 г. На наш взгляд, она должна содержать меры по господдержке экспедиционного промысла в Тихом океане. Мы готовим на этот счёт свои предложения и расчёты».

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Comments links could be nofollow free.