Топ-100 Шито русскими нитками. Станет ли Россия мировым пошивочным цехом? | Карьера и Бизнес
Главная » Рынок » Шито русскими нитками. Станет ли Россия мировым пошивочным цехом?

Шито русскими нитками. Станет ли Россия мировым пошивочным цехом?

«Зарплаты наших швей в 200–300 долл. уже сравнялись с заработками их коллег в Китае, Вьетнаме и Камбодже. Не пора ли весь мировой пошивочный цех переместить из Азии в Россию?»

Это написал один из блогеров, и его предложение ещё недавно казалось фантастическим. Но пандемия внесла свои коррективы. Действительно, многие известные мировые бренды собираются шить одежду в России. Об этом и не только «АиФ» рассказал президент Российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности Андрей Разбродин.

Кто набьёт пуховик

Татьяна Богданова, «АиФ»: Андрей Валентинович, на фоне безрадостных новостей экономики ваше сообщение о приходе в Россию мировых компаний звучит очень оптимистично. Неужели на этикетках Adidas, ZARA, H&M и других брендов мы скоро увидим «Made in Russia»?

Андрей Разбродин: Частично Adidas у нас уже отшивается. Есть стремление у Inditex, Decathlon и ряда других крупных иностранных компаний. На самом деле, если швейное предприятие имеет международный сертификат, любой мировой бренд сможет начать на нём своё производ­ство. На последнем конгрессе Всемирной ассоциации производителей одежды (IAF) как раз говорилось о том, что пандемия изменит логистику. Пошив будет размещаться максимально близко к месту продаж. Нас это касается в первую очередь, и процесс уже пошёл. В России заработала совместная с IAF компания, которая будет заниматься сертификацией, чтобы наши предприятия получили возможность брать международные заказы. Надеемся, что часть их затрат субсидирует государство. Суммы там небольшие, а работа очень важная для входа на этот рынок.

С одной стороны, кризис рождает проблемы, с другой – открывает окно возможностей. Помните, как в начале 2000-х ­говорили, что на наших рисковых землях невыгодно заниматься сельским хозяйством? Но потом появились санкции, заработали программы импорто­замещения, и отрасль стала хорошо зарабатывать на экспорте. Теперь пришло время внимательнее отнестись к текстильной и лёгкой промышленности. Именно с них во многих странах начинался подъём экономики.

Статья по теме

Костюм из «северного шелка». День льняного поля в Тверской области

– Какая наша «лёгкая» продукция идёт на экспорт?

– Наш рынок второй посл­е продуктового, его оборот состав­ляет 4 трлн руб. Но мы производим всего 18%, то есть 700–800 млрд. Это очень мало. У нас есть отдельные экспортные удачи, но они штучные. Надо вкладываться в импортозамещение, а не в экспорт. Сейчас для этого как раз есть условия. Из-за пандемии и девальвации рубля цена на импортные товары выросла, завозится их значительно меньше. При этом в другой ценовой нише товары покупаются, происходит замещение импорта нашей продукцией. Если падение по импорту составит 35–40%, всё мы, конечно, не заместим, но часть сможем. Надо двигаться в этом направлении. Вот когда доведём долю отечест­венного хотя бы до 40%, можно будет говорить и об ­экспорте.

– Понятно, что спрос сильно упал, тем не менее один из главных сезонных товаров сейчас – это пуховики. Много ли на рынке отечественных?

– Как и в целом по рынку, около 18%. Но есть тенденция, которой мы должны воспользоваться. Меняется технология производства пуховиков. Если раньше пухом наполняли ­саму куртку, то теперь сначала делают специальные пакеты с пухом, которые потом вшивают в куртку. Учитывая, что наша страна является одним из главных поставщиков пуха и пера на мировой рынок, эти пакеты грамотно было бы делать на территории России. То есть не вывозить сырьё, а перерабатывать его здесь и реализовывать по более высокой добавочной стоимости.

Отчего «лёгонькой» нелегко

– Недавно Минпромторг ­озвучил цифры по производству в разных отраслях. И вот что удивительно: почти у всех падение, а в лёгкой промышленности рост. Это за счёт масок?

– И за счёт масок тоже. Было запущено много новых производств, поэтому сейчас маски есть в нужном количест­ве, и они дешёвые. Но цифры лучше оценивать не в рублях, а в штуках и метрах. Когда курс валюты за полгода изменился почти на 30%, рост в рублях на 7–10% даже не компенсирует его. Если же говорить об объёмах, падение наблюдается только у кожевенников. В остальных подотраслях показатели на уровне прошлого года, а по некоторым направлениям есть рост. По производству одежды совсем небольшой – 100,3%, по тканям и нетканым товарам – 110,4%. Самый лучший показатель по спецодежде – 121,6%, потому что выпускалось много спецодежды медицинского профиля. Вообще если до пандемии наши швейные мощно­сти были слабо заполнены, то сейчас они загружены почти на 100%.

Статья по теме

Увеличить вдвое. На Кубани разработают программу для легкой промышленности

– Все ли предприятия выжили?

– Был запрет на банкрот­ство предприятий, поэтому пока нет статистики. Конечно, ­переживали этот год сложно. Появились серьёзные проблемы с падением спроса, с закрытием торговых сетей, с пере­тягиванием продаж в онлайн. Идёт серьёзное изменение рынка сбыта, люди всё больше товаров приобретают через интернет. Но раз меняется мир, то и мы должны меняться. Наша отрасль в очередной раз показала свою живучесть и исключительную востребованность. Кстати, помогли государственные 2%-ные кредиты, которые выдавались на выплату зарплат сотрудникам. Многие предприятия воспользовались ими и смогли пережить ситуацию.

– Сколько всего работников занято в «лёгонькой промышленности»?

– Примерно 350 тыс. И около 20 тыс. предприятий всех типов, но в основном, конечно, малого бизнеса и ИП. Отрасль автоматизируется, уже не требуется такого количества сотрудников, как мы наблюдали в совет­ском фильме «Светлый путь». Да и зарплаты невысокие – в среднем 23–25 тыс. руб. ­Количество занятых может стать больше. Для этого есть желание и возможности развиваться, есть потребности внутреннего ­рынка.

Маркировка для белья

– Недавно правительство ввело квоты на госзакупки госкомпаниями 251 вида отечественных товаров в 2021–2023 гг. – не меньше 50–90% от объёма закупок. Отрасль получила квоты?

– Конечно. Госкомпании закупают очень много продукции лёгкой и текстильной промышленности – от сырь­я до готовых товаров. Чаще ткани, спец­одежду. РЖД, например, закупает постельные принад­лежности. Это хорошее постановление, квоты дадут гарантированный сбыт. Но надо двигаться дальше и не только объявлять квоты, но и расширять возможности производителей и увеличивать количество этих производителей.

– Ещё одно законодательное новшество: с 1 января начинается маркировка одежды – как отечественной, так и импортной. Время ли сейчас усложнять жизнь бизнесу?

– Наш союз был одним из инициаторов маркировки – как способа учёта и отсечения контрафактной, серой и несертифицированной продукции. Несколько лет назад её было 50%, сейчас ситуация не сильно, но улучшилась – 35–40%. Однако то, в каком виде сегодня проводится маркировка, отличается от того, что предлагали мы. Не хочу сейчас погружать читателей «АиФ» в нюансы процесса, но раз уж мы занялись маркировкой, надо ею заниматься и совершенствовать. Вводить аккуратно, без принуждения и давать пере­ходный период. Чтобы не вышло как с фармацевтикой, когда исчезли лекарства в аптеках. А по поводу «время ли сейчас»… А когда у нас было спокойное время? В любом случае направление выбрано правильное. Надо просто все процессы довести до ума. Как говорил Михаил Жванецкий, с которым мы в этом году простились: «Тщательне́й надо, ребята. Общим видом овладели, теперь подробности не надо пропускать».

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Comments links could be nofollow free.